Ярославль. Святыни в промзонах.

Ярославль. Перед входом на территорию церкви Иоанна Предтечи.

К церкви Иоанна Предтечи в Ярославле относятся с особым трепетом. Посмотреть на нее нам настоятельно рекомендовали таксисты и простые прохожие, к коим мы обращались за помощью. На третий день своего пребывания в древнем городе мы таки решили добраться до этой старообрядческой святыни и взяли курс на Перекоп.

В предвкушении

— Это вы правильно, это вы молодцы, — затараторил наш бессменный таксист-краевед, который предыдущие два дня во время поездок по городу почти только об этой церкви и говорил. — Это же уникальное место, сами сейчас убедитесь.

По всему видно, наша идея пришлась ему по душе. Причем вряд ли только потому, что за поездку до Красноперекопского района, в бывшую Толчковую слободу, от центра можно взять двойную плату. Как только мы погрузились в салон машины, водитель начал экскурс в краеведение. Видно было, что подобные рассказы ему самому приносили удовольствие и не ограничивались стандартным набором знаний коренного жителя города. Ранее таксист обмолвился, что кто-то из его близких родственников занимается реставрационными работами, а посему его истории, не смотря на сумбурность, всегда были богаты фактурой.

— О, Предтечи, это ж такое великолепие! — интригующе воскликнул таксист. — Там же семь тысяч фресок. Ни одного одинакового изразца. А какие узоры! Это же единственный 15-главый собор в России, и это притом что больше 13 куполов у церквей вообще быть не должно по всем православным канонам.

Купола церкви Иоанна Предтечи в Ярославле.Мы конечно, как люди светские, тут несколько запнулись и попросили растолковать. И вот что оказалось: количество глав в церквях всегда несет определенный смысл: три купола олицетворяют святую троицу, пять — Христа с евангелистами, тринадцать — Христа с апостолами. И все собственно. Теоретически возможно возведение собора с 25-тью главами, что означало бы Господа Бога в окружении 24 старцев. Но вот число 15 в православии никакой особенной символики не содержит.

— Есть три версии, — со знанием дела продолжил рассказ наш «экскурсовод» — Официальная гласит, что куполов всего пять, а еще 10 не относятся к основной части церкви, а венчают два ее придела. Вторая — за то, что ярославские зодчие таки наделили число 15 особым смыслом, посвятив два «лишних» купола Господу Богу и, например, Богородице. И третий вариант, не было никакого смысла, просто амбициозные заказчики строительства дали на лапу священнику, чтобы тот благословил строительство. И сие знаменательное событие случилось в августе 1671 года, ростовский митрополит Иона Сысоевич благословенной грамотой разрешил строительство и освящение холодного храма в честь праздника Усекновения Главы Иоанна Предтечи. Само освящение состоялось в 1687 году.

Мемориальная мраморная доска на кирпичной стене церкви Иоанна Предтечи.— А не вы ли давеча заверяли нас, что храм, дескать, был построен на пожертвования простого народа? — решили, было, мы поймать хитрого таксиста.

— Так-то оно так, по преданию, но… Откуда у народа такие денжища? Нет, для отвода глаз, сборы подаяний, конечно, организовывались, но, думаю, не обошлось там без «инвестиций» олигархов того времени. Сейчас подъедем, оцените размах. Страшно подумать, что большевики вообще это богатство могли уничтожить, не будь им нужен склад для завода.

Далее последовала печальная история о том, как спутницу Церкви Иоанна Предтечи зимнюю Церковь Вознесения, сначала определи под столовую для рабочих, а потом и вовсе разобрали по кирпичику. Летний храм оставили под склад лакокрасочного завода, который разросся до неимоверных размеров и пустил свои щупальца даже на святую землю. Так церковь и стоит по сей день, окруженная бетонными заборами, поглощенная промзоной Перекопа. Приехали.

Лепота то какая!


Ярославль. Вид от ворот на церковь Иоанна Предтечи и прилегающие к ней строения.
Перед нами будто из ниоткуда вырос огромный темный дворец из красного кирпича и высоченная стремительная башня. Церковь с колокольней приютились на покрывале из желто-коричневых листьев. Где-то ансамбль прячется за ветками почти раздетых уже деревьев. Местами в композицию вписывается бетонный забор «Лакокраски». Удивительно, как храмовый комплекс, заточенный в тесные тиски завода, сохранил свою мощь и необъятность.

От хоровода колоколов взгляд отвести действительно невозможно, они словно нагромождены друг на друга и стараются заменить друг друга. Темно зеленые, а где-то уже и цвета сажи, молчаливые свидетели советских изуверств, они будто несут бесконечный траур по ушедшей эпохе. Особенно печальным выглядит центральный купол, перетекающий в декоративную маковку. Когда-то он был самым нарядным, теперь на фоне прозрачного тоскливо-пасмурного неба он самый темный и мрачный.

Церковь украшена множеством керамических табличек с яркими цветными рисунками. Изображения достаточно забавные, никак не вяжущиеся с православной культурой: то экзотические птицы, то диковинные мифологические животные, то цветы в азиатских орнаментах, то посуда какого-то иноземного происхождения. В сюжеты картинок вплетены какие-то языческие символы.

К слову о язычестве, раньше эта площадка на берегу Которосли служила местом дохристианских купальных обрядов, праздников и игрищ. Позже древний славянский праздник летнего солнцеворота, сливаясь с образом святого Иоанна Предтечи Крестителя Господня, стал называться Иваном Купалой. История и архитектура «закоторосльных» храмов в районах Ярославской Большой Мануфактуры вообще очень явно отражает борьбу христианства с язычеством.

Церковь Иоанна Предтечи. Фрагмент узорной кирпичной кладки.Кирпичное узорочье здесь абсолютизировано до предела, одной только кладкой создаются самые невероятные орнаменты, не повторяющие друг друга. То косички и елочки, то петельки и бусинки. Карнизы и апсиды декорированы с особым изыском. Даже представить невозможно, что было в головах у людей, когда они разбирали такой же архитектурный шедевр.

Колокольня церкви давно замурована. Но это не помешала некоторым товарищам пробить в стене дыру на месте бывшего входа. Теперь внутри колокольни, кажется, настоящее логово, или убежище для сирых и убогих — смотря как на это посмотреть. Но местные обитатели и не думают относиться к теплому ночлегу с почтением — вокруг башни осколки бутылок, битые кирпичи и прочий хлам.

Какие-то вандалы изувечили и Святые ворота. Впрочем, первыми поглумились, лица, кажется вполне официальные, давшие указ замуровать вход, примыкающий к забору завода, кладкой из силикатного кирпича. Их «славное дело» продолжила местная молодежь, оставившая на память о себе на стенах ворот пламенные послания.

Сейчас это место пустынно и заброшено. Полюбоваться памятником, изображенным на тысячерублевых купюрах можно из автобуса, проезжающим по Большой Федоровской. И вид, надо отметить, очень эффектный: храм, выглядывающий из-за огромного то ли завода, а то ли тюрьмы «Лакокраски». Еще одна точка обзора — проспект Толбухина. Здесь вид максимально приближен к картинке на денежке.

История одной слободы

А ведь когда-то здесь кипела жизнь. Слободы за естественными пределами города, за Которослью, стали появляться в Ярославле в XV веке. Толчковое «село свободных людей» заселили кожевники. Слобода по тем временам была огромной, растянувшейся на полтора километра. Люди в ней жили зажиточные — ярославская кофть (особо тщательно выделанная кожа) вывозилась в Англию, Голландию и другие страны. И при этом на все село была одна единственная крохотная летняя деревянная церковь.

Жители попросили священника разрешить им построить еще одну зимнюю Церковь Вознесения. И удивительное дело, только стоило им получить это разрешение в 1659 году, как тут же в «случайном» пожаре погибла деревянная церквушка. Тогда встал вопрос о строительстве уже двух каменных храмов. Денег, конечно, потребовалось больше, но и собирали их очень «организованно», пожалуй, пожертвований не избежали даже самые небогатые ремесленники. Кто слиток серебра принесет, а кто кружев на 32 рубля. Жертвовали торговые лавки и дома, и даже маленькие заводики. Кто не мог помочь деньгами и вещами, предлагал свои рабочие руки.

Ярославль. Церковь Иоанна Предтечи.Церковь Иоанна Предтечи строилась долгих шестнадцать лет. А потом еще и расписывалась в течение года. Но результат того стоил — эта церковь стала самой вычурной и роскошной в Ярославле среди святынь того времени. В самом конце XVII века рядом с храмом установили шестиярусную колокольню в стиле «московского барокко» высотой 45 метров. И церковь, и колокольня по-прежнему — самые высокие в Ярославле.

Огромную роль в жизни верующих играли крестные ходы. В приходе Иоанна Предтечи за один только год их было несколько. В июне в церковь приносили на праздник Рождества Иоанна Предтечи икону Толгской Богоматери, а сам крестный ход сопровождался колокольным звоном, совершавшимся во всей «закоторосльной» части Ярославля. В августе на праздник съезжались даже крестьяне из дальних местностей, на Ивановом лугу проходило народное гулянье с чайными, пышечными, балаганами и каруселями.

Церковь Иоанна Предтечи в Ярославле. Вид через решетку ограды.Активно в церкви Иоанна Предтечи велась и благотворительность. Священник Федор Успенский в 1879 году открыл Приходское попечительство и церковно-приходскую школу для детей, ранее лишенных возможности получить начальное образование. Здесь работала бесплатная столовая, детские ясли, приют для сирот, богадельня для престарелых. А в 1891 году при церкви было учреждено первое в городе общество трезвости.

Церкви Предтеченского прихода были закрыты в 1929-1931 годах. В 1936 году завод «Победа рабочих» включил здание летней церкви в свою территорию, использовав его как склада зерна и химических веществ. Позже в дело вмешалось Главнауки, заявив о недопустимости использования памятника под хозяйственные нужды. Теплая Вознесенская церковь была разобрана в начале 1950-х годов.