Кострома. Настоящая русская провинция

Старая торговая площадь в Костроме.

Кострома — один из самых непричесанных городов «Золотого кольца». Дух города не имеет ничего общего с отталкивающей атмосферой заново выстроенной древней Руси. Напротив, Кострома больше похожа на купеческий центр, основанный не позднее середины XVIII века. И навязанный путеводителями образ колыбели династии Романовых никак не хочет закрепляться в памяти. Зато события, разворачивающиеся в пьесах Островского, кажутся здесь реальными, произошедшими только вчера.

Исторические версии о возникновении и названии

Ощущения обманчивы. По официальной версии, Кострома основана еще легендарным князем Юрием Долгоруким в 1152 году, несмотря на то, что в летописях (Воскресенской и Тверской) Кострома впервые упоминается только в 1213 году. С признанным историографом XVIII века Василием Татищевым рискнул поспорить член Костромской ученой губернской архивной комиссии (КГУАК) Иван Миловидов. В своем «Очерке истории Костромы с древнейших времен до царя Михаила Федоровича» в 1886 году он заявил, что город на Волге был основан еще в середине IX века, как поселение со смешанным славяно-мерянским населением. Косвенно, эту версию подтверждает этимология названия города.

По одной из гипотез оно имеет финно-угорские корни, и в переводе с мерянского «Кострома» означает «земля искупления» или «земля возмездия» (по-фински «земля возмездия» — «kosto maa»). По другой версии, Кострома имеет славянский корни, и название образовано от слова «Костер». По мнению краеведов Евгения Арсюхина и Натальи Адриановой не состоятельна ни одна из версий.

По улицам и площадям

Как бы то ни было, следов древности в Костроме почти не осталось. Зато образ русской провинции XVIII века, при кажущейся не ухоженности и разбросанности, остается абсолютно слаженным. Тишина, умиротворенность, неторопливость, простота. И что удивительно, город не испорчен чувством неполноценности от «недостоличности», напрочь лишен каких бы то ни было амбиций, так свойственных большинству малых городов. Кострома самодостаточна.

Деревянный разваливающийся дом на центральной улице Костромы.Только здесь, минуя на маршрутке высотки и торговые центры и попадая в царство крохотных деревянных домиков, чувствуешь, что оказываешься в самом сердце города. Чутье не обманывает. Эти самые деревянные избушки с огородами в центре города гармонично соседствуют с потрепанными купеческими особняками и перемежаются с редкими, советскими глыбами из стекла и бетона. И все это почему-то не кажется неуместным. Даже городской цирк на улице Мира, выполненный в лучших традициях эпохи бурной индустриализации, окружен здесь домиками с резными наличниками. В некоторых таких «поселковых» строениях разместились… бутики.

Памятник Ивану Сусанину в Костроме.Проехав улицу Мира, попадаем на главную площадь города — Сусанинскую — с ее главным героем Иваном Сусаниным в бронзе. Здесь очень людно. Но нет, не влюбленные парочки чинно прогуливаются по тротуарам, туда-сюда снуют тетеньки с авоськами, мужички с огромными челночными баулами. Все просто — тут за стенами торговых рядов спрятался центральный городской рынок. Но эта суета нисколько не раздражает. Наоборот атмосфера торгового купечества становится здесь еще явственнее, и как будто относит на полтора века назад.

Кстати, комплекс торговых рядов в Костроме считается одним из самых крупных сохранившихся торговых центров России конца XVIII — начала XIX века. Только Красные и Большие мучные ряды занимают два огромных квадрата и прячутся за белоснежными стенами с арочными сводами, колоннами и пилястрами. Ансамбль строился с 1789 по 1796 годы на месте бывших деревянных купеческих лавок, уничтоженных пожаром в 1773 году.

Из-за стен Красных рядов величаво возвышается Церковь Спаса, основанная в 1776 году. Чуть дальше за ней на троне восседает князь Юрий долгорукий. И аккурат на нее указывает своей огромной рукой Ленин, водруженный на постамент памятника 300-летию Дома Романовых. Стройная колокольня от такой беспардонности выглядит какой-то растерянной.

Кострома. Набережная реки Волги.От «бесцеремонного» Ленина идет, извиваясь, лестница к набережной Волги. Берег ухоженный, но пустынный. Фонари, стилизованные под XIX век одиноко соседствуют со скамейками, обрамляющими широкую аллею. Чуть выше побережье оторвано от города корпусами какого-то промышленного комплекса, похожего то ли на завод, то ли на тюремную колонию.

Кострома. Богоявленско-Анастасиин монастырь.С берега поднимаемся на Островского, сворачиваем на Пятницкую. Именно на пересечении этих двух улиц археологи отыскали следы древнего кремля. Крепость, построенная предположительно в середине XII века сгорела в 1416 году. В издании «Археологическая карта России. Костромская область» восстановлена схема древнего Детинца. Если верить этой схеме, то кремль был ограничен современной улицей Симановского, на которой раскинулся огромный Богоявленско-Анастасиин монастырь, основанный в 1426 году, и Гостиным двором. На территории первого Детинца располагалась Федоровская церковь, возведенная примерно в XII веке и разрушенная в XV Местные летописи сообщают, что в 1276 году здесь был похоронен князь Василий Квашня, а в 1320 тут венчался тверской князь Константин Михайлович с дочерью московского князя Софьей.

После пожара 1416 года московские князья перенесли Кремль на более возвышенное место. Новую Крепость поставили на месте, где сейчас находится парк «Центральный». Здесь со стороны улицы Чайковского еще можно разглядеть остатки старых валов, а на месте нынешней беседки Островского ранее находилась Вознесенская наугольная башня. Центром Кремля был Успенский собор, разрушенный большевиками. Рядом с собором возвышался Здвиженский монастырь и церковь Воздвижения Честного креста. Здесь же располагались храм Похвалы Пресвятой Богородицы и церковь Живоначальной Троицы. Все здания были уничтожены пожарами XVII-XVIII веков. Останки развалин зачистила революция.

Улочка в Костроме.Сейчас на улочках, где некогда стояли стены древнего кремля, стоят деревянные дома да приземистые купеческие усадьбы. На улице Островского притягивает взгляд усадьба купцов Акатовых с затертыми колоннами и обсыпающейся штукатуркой. В этом квартале, похоже, даже новые хозяева жизни стремятся выдержать стиль, отстраивая дома с мезонином и портиками. По улицам старого центра можно гулять бесконечно, заглядывая то в один, то в другой двор с огородами. Время здесь словно остановилось на рубеже XIX и XX веков.