Автопробег до Ростова Великого

Ростов Великий. Стела с гербом на трассе при вьезде в город.

Прокатиться с ветерком, да по городам и весям. Это ли не мечта жителя мегаполиса, поглощенного серыми офисными буднями. Ведь так хочется порой вырваться из этого круга планерок, проектов, дедлайнов, мозговых штурмов. А вот мы взяли и вырвались, устроили себе небольшую автомобильную кольцевую экскурсию: Питер — Ростов Великий — Питер.

Вечерний звон

От Санкт-Петербурга до Великого Новгорода проходит самая комфортная и быстрая часть пути. Никаких тебе пробок, никаких разбитых дорог. Проскакиваем этот отрезок с опережением графика. На радостях делаем себе за это небольшой подарок — один из лишних часов решаем потратить на экскурсии по древнему кремлю: небольшая фотосессия у памятника Тысячелетию России, посещение Софии. Очень жарко, и хочется заскочить на пляж реки Волхов, но нам пора. Напоследок любуемся окрестностями города, которые, увы, «величием» не отличаются, покидаем город канувших в небытие бумажных пятирублевок.

Не без труда преодолеваем следующую часть пути? Ремонт и справа и слева, порой одновременно. Уже готовы проклясть все на свете, как мотор глохнет — добро пожаловать в Валдай — образец русской провинции. За покосившимися заборами деревянных домов прячутся дорогие иномарки. Хорошие авто, судя по всему, здесь не роскошь, а средство передвижения по разбитым дорогам. На дороге нас встречают растерянные «синелицые» граждане. А главная проезжая часть «растекается» на множество плохо заасфальтированных улочек, которые последний раз благоустраивались, кажется в середине прошлого века.

Вскоре взгляд наш притягивает необычайно ухоженная для этих мест часовня. Спешим туда и обнаруживаем музей колоколов. Оказывается, Валдай в прошлом самая настоящая колокольная столица. Выгодное расположение меж двух столиц и постоянный спрос на колокола и определили в XVIII веке специализацию уездного города. А вот сегодня можно не только посмотреть на поющие экспонаты, но и самому позвонить в них. Мы, конечно, тоже не упускаем возможности «потрезвонить» ни в склад, ни в лад. Наигравшись вдоволь в звонарей, решаем покинуть городок, до того, как нас побьют за нарушение покоя местные жители.

В плену контрастов

Едем дальше, не едем даже — «плывем по волнам». Колесим, в смысле, по Валдайской возвышенности с ее постоянными спусками и подъемами. То и дело замечаем значки: «Внимание! Впереди «аварийноопасный участок!». Но никаких ремонтных работ нет. Все просто: трасса «трехполосная», а перестроиться, учитывая здешний рельеф, подчас бывает очень сложно, вот и предупреждают - не гоните, дескать.

Но вот и Вышний Волчек — еще один город нашего собственного Золотого кольца. Волчек — это что-то среднее между недавно покинутого нами Валдая и радиационной Припятью. Дух великой депрессии витает здесь во всем: от серого бюста Ленина у дворца культуры, до магазина «Продукты. Вино. Водка», от утонувшего в пыли Дворца детского творчества до девушек с потерянными лицами, курсирующих шаткой походкой к стоянке дальнобойщиков.

С приближением к столице ситуация меняется. Незаметно миновав Тверь и узкую еще Волгу, замечаем, что дороги становятся шире, дома вдоль трассы новее и ухоженнее. А уж при въезде в Московскую область и вовсе создается впечатление попадания в другое государство.

Вот мы уже плутаем в городке Клин, ищем поворот на Дмитров. Натыкаемся на улицу Папивина, вспоминаем про местный пивоваренный завод. А может и в Тамани где-нибудь есть улица Пастаканукрасного, а в Гжели — Пастограмкина. Но судя по всему, в Клину «продвинутое» не только пиво, но и шампанское, одну бутылку даже на пушку подвесили. Но вот, кажется и наш отворот.

Дорога все лучше и лучше, настолько хороша, что некоторые гоняют здесь, кажется, даже с закрытыми глазами. Ну их, этих «Шумахеров», да и венков на столбах все больше. Аккуратно пристраиваемся за одной из фур, так безопаснее.

В Дмитров приезжаем только ночью. Но жизнь здесь и не думает затихать: огни, музыка, молодежь. А мы отправляемся гулять на крепостные валы некогда стоящего здесь Кремля. С высокого холма открывается очень завораживающий вид на современный город снаружи и на сияющие в лучах прожекторов церкви внутри. В Дмитрове мы останавливаемся на ночевку, благо местные гостиницы весьма демократичны. С нас четверых взяли 2000 рублей.

Развалины «Золотого кольца»

Подмосковье и Золотое Кольцо — это холмы Среднерусской возвышенности, дремучие леса кругом и памятники древнерусской архитектуры. Спуски и подъемы выглядят не такими опасными, как на Валдае, хотя и здесь на обочинах встречаются венки памяти тех, кто пренебрег осторожностью. Густая чаща ярославских лесов, кажется, выползает на асфальт, стараясь задавить своей массой, а в зелени смутно просматривается то силуэт Снежного человека, то замшелый сруб избушки на курьих ножках.

Торопимся и Сергиев Посад проезжаем через районы советской застройки. Памятники Переславля Залесского рассматриваем через окна машины. Нас ждет ростовское ралли, поэтому культпрограмма откладывается. Но вот что-то совершенно невероятное для туристической зоны мелькнуло вдруг из-за деревьев — разрушенная церковь с покосившимся крестом.

Стоило только закончиться ралли, как я поспешил на развалины. Внутри святыня более облагорожена, чем снаружи — местами сохранились даже настенные фрески. Вот только лики святых на фресках старательно затерты местными безбожниками. На свой страх и риск я даже взобрался на колокольню — вид отсюда умопомрачительный.

В Ростове две главные достопримечательности — Спасо-Яковлевсвкий монастырь и Кремль. Первым любуемся издали, а Кремль планируем изучить более подробно. Благо территория древней крепости не закрывается даже на ночь. Припозднившихся туристов у стен кремля встречают опустевшие сувенирные лотки и местные охотники за путешественниками, зазывающие на лодочные экскурсии по озеру Неро. От экскурсий мы отказываемся, хватит с нас и вечерних пейзажей Кремля.

В поисках ночлега

Направляемся в Углич, в его же окрестностях планируем и заночевать. Перед поездкой нам удалось выяснить, что здесь работает неплохая база отдыха. Поздно, поэтому все усилия бросаем на поиски этого чудо комплекса. Ненадолго останавливаемся у громадного сталинского здания местной гидроэлектростанции. Дом освещен мощными прожекторами без какой-либо на то практической необходимости.

От Углича до Кашина идут две дороги. Мы выбираем северный путь, и вскоре об этом жалеем. В очередной раз убеждаемся, что дорожные атласы выпускаются исключительно для введения в заблуждение командиров танковых колонн противника, продвигающихся к столице нашей Родины. И бензин так некстати заканчивается. Спасаемся только советами местных жителей.

База отдыха в селе Верхнее Троицкое встречает сонную экспедицию холодными номерами, горячим душем и толстыми одеялами. А утром наш ждет завтрак, послушные лошади, но нервная инструкторша по верховой езде. Хотя, откровенно говоря, жаловаться не на что. Два двухместных номера, завтрак и лошадки обошлись нам в 1700 рублей. Впрочем, мы просто изрядно вымотались, пора домой.

Тверские пейзажи проносятся, словно пленка, в ускоренном режиме. Сквозь просветы лесополос и на горизонте мелькают облупившиеся стены старинных церквей. Но вот на землю спускается ночь, водитель героически борется со сном. Все чаще останавливаемся, чтоб попить кофе — силы шофера на исходе. Но вдруг у него дребезжит телефон — ему сообщают, что жена вот-вот родит. Сна как не было, а скорость — 170 километров в час.

Северная столица нас встретила в 5 утра.