Неприступный Урал

Куда бы рвануть? Какое бы выдумать путешествие? Что бы такое повидать еще невиданное? Вопросы, приятно волнующие душу любого туриста! Но только не семейного. И чем больше расширяется семья, тем неразрешимее становятся противоречия...

Дорога среди деревьев, уходящая в сторону гор.

Как поступить, когда дети еще малы и не готовы к серьезным вылазкам? Что делать, когда супруга категорически не согласна куковать с ребятней на нашем унылом берегу Каспия, пока муж покоряет горы Кавказа? Что предпринять, если даже ближайшая Скандинавия не светит, потому что у близких морская болезнь и им противопоказаны трансферы на пароме?

Вместо плана — импровизация

В этот раз последовательно были забракованы маршруты: Финляндия — Германия — Австрия; Петербург — Астрахань — Казахстан; Горный Кавказ. И, черт знает, к чему бы могли еще привести наши семейные споры, не додумайся мы вовремя разделиться. Буквально поделили с женой детей. Супруга отправилась с младшим в умиротворяющую Карелию, а я со старшим, которому, впрочем, нет и четырех лет, решил махнуть куда-нибудь по знакомым местам.

По каким знакомым с таким маленьким пассажиром? Да на родину же! На Урал. В Пермский край. В село Березовка. Вы знаете, где это? Вот космонавты Леонов и Беляев знают, они где-то там поблизости приземлялись. Искали их там, искали в трехметровых сугробах среди елок, потом, когда нашли еще головы ломали, как их, героев, оттуда вывезти. Интересная, в общем, точка, на глобусе. Вот туда мы из Питера на машине и намылились.

Маршрут наметили такой: Санкт-Петербург – Вологда – Кострома – Киров – Пермь – Березники, расстояние — примерно 2300 километров. Наш транспорт — «Субару Аутбек», универсал. Наш план — импровизация!

Дорога, дорога...

Если кого интересует качество дорог, если кто жаждет повторить наш подвиг, то готовым нужно быть к тому, что ситуация везде очень-очень разная. Пока катишь по Ленобласти, к примеру, то еще ничего, подъезжаешь к Костроме — водительское настроение все больше и больше портится. При подъезде к Судиславлю дороги, в принципе, исчезают, как факт.

Там-то, в Судиславле, в этом угасающем историческом городишке, мы, обессиленные, и заночевали. Если захотите полюбоваться этим местечком, не вставая с дивана, то вы, наверняка, найдете в интернете множество милых пасторальных картинок — березки там, колоколенки, домики с замысловатыми крышами. Хорошо бы на этом знакомство с этим славным городом и закончить, дабы не портить впечатления. В реальности тут все покосившееся, почерневшее и разбитое. И делать в Судиславле нечего абсолютно. И даже ночевать нежелательно. Здесь, кажется, всего одна гостиница, и сервис в ней за отсутствием конкуренции соответствующий — на завтрак подают какую-то невкусную кашу и заветрившиеся бутерброды.

Сбежав из Судиславля, мы вернулись на трассу. И тут новый повод для грусти. Нет, дорога не в ямах. Ямы тут все отремонтировали, вот только во время ремонта перестарались — вся дорога в буграх и кочках. Ехать медленно невозможно — трясет, быстро – убивается автомобильная подвеска. И так практически до самого Кирова. Ближе к городу дороги сделались получше, заправки замелькали чаще. Но только покинули Вятку и повернули на Пермский край, как трасса опять превратилась в веселый аттракцион. Появились ямы. Нет, не ямы даже, дырищи — того и гляди провалишься в преисподнюю.

На родине

Наконец, показалась стела «Пермский край». Дороги стали значительно лучше, а за сотню километров до города так вообще, по российским меркам, — огонь. Насладиться безмятежной ездой, правда, мне все равно не удалось. Одна из особенностей автопутешествия с детьми такая: только ты обогнал все фуры, грузовики и трактора, как твой маленький дружок захотел в туалет, останавливаешься, наблюдаешь, как тебя опять обгоняют фуры, трактора, грузовики, потом садишься и вновь плетешься за ними. И так постоянно.

Ночью въехали в Березники. Довольные и счастливые мы упали в объятия родни и почти сразу же отключились, уснули благословенным сном счастливо завершивших путь странников.

Дальше было все то, что бывает со всеми людьми, долго не бывавшими на родине: походы в гости к родственникам, дружеские посиделки, вылазки с приятелями на природу. В моем случае программа, касающаяся природы была представлена прогулками на катере по Каме, короткими туристическими марш-бросками на ближайшие скалы.

Самое-самое, понятное дело, оставил на сладкое.

В горы!

Самое-самое — это поездка в Вишерский заповедник.

У лесного озера в Вишерском заповеднике.

Путешествовать по Уральским горам непросто. Урал, особенно территории Полярного, Приполярного и Северного хребта, — это почти тотальное бездорожье. На отрезках в десятки километров нет даже приличных грунтовок — только зимники и лесовозные пунктиры. В Пермском крае для любителей подбираться к горам на колесах есть только один вариант — через Красновишерск вдоль Вишеры ехать до деревни Вая и далее на уазиках до Вишерского заповедника.

Этой дорогой я и решил воспользоваться. Пересел на старенький «Ленд Ровер» и махнул с утра пораньше. Поначалу всё шло хорошо, я успел взбодриться прогулкой на Помяненнный камень, что манил меня еще на трассе своими синими драконьими зубьями, налюбовался вдоволь серебристыми скалами Ветлана, но вот потом... События развивались, как в сказке — чем дальше, тем страшнее.

Через сто километров закончился асфальт, ещё через тридцать оборвалась грунтовка. Появилась каша, жижа, глубокие ямы. Машина проползла ещё десять километров и сдалась — на приборной панели загорелся сигнал об ошибке. До конечной точки оставалась ещё километров сто. Понимая, что в следующий раз окажусь в этих местах нескоро, терзаясь отчаянным желанием все-таки увидеть горы, решил ехать дальше. Но где там, машина потерпеть и поднатужиться не захотела.

Ехать дальше было нереально. Попытался починиться на месте. Залез под машину, весь извозился в грязи, еще целый рой слепней и оводов подоспел мне на помощь. Снял защитную крышку компрессора, поменял клапан, ничего не изменилось, предположил (как оказалось впоследствии, верно), что порван пневмобаллон. После некоторой передышки машина немного приподнялась, но стоило мне проехать совсем чуть-чуть, она, зараза, снова просела на пузо. Я, конечно, еще поколдовал, но все же вынужден был признать, фортуна в этот раз мне изменила.

Не судьба

В люди я вернулся через сутки. Вернулся уставший, голодный и опечаленный перспективой дорогостоящего ремонта. В автосервисе печали мои только усилились, смета на починку подобралась к ста тысячам.

Пора было возвращаться в Питер. По традиции, выехали раним утром. На этот раз решили ехать по южной дороге — через Казань и Москву. Маршрут рисовался более длинным, а дороги грозили быть более загруженными, но зато не обещали столько выбоин и кочек. Особенно порадовал Татарстан. Причем, порадовал не только ровными трассами, но и пейзажами — дома в деревнях крепкие, крупные, хозяйства основательные, поселки благополучные.

Да и, в целом, трасса М7 «Волга» показалась весьма приличной — много заправок, кафешек, сносных мотелей. По каким-то загадочным причинам, гораздо хуже обстоит дело с трассой Москва-Санкт-Петербург. Видимо, это чтоб сильнее по дому скучалось.

Доехали, к счастью без приключений и без большого ущерба для кошелька. Он, кошелек, и так за две недели наших мотаний похудел тысяч на шестьдесят (без учета ремонта «Ленд Ровера»). Теперь надо зарабатывать на новые вылазки.