Алмазна сыплется гора

Скала над рекой Тохмайоки | Фото 1

Карелия — это скалы, озера и водопады. Причем, все это здесь не вызывающе-эпичное и крикливо-пышное, а по-северному приглушенное, скромно-самодостаточное. Скалы тут не вспарывают седины неба, озера не разливаются до морей, но и то и другое покоряет своей спокойной тихой величественностью — каменистые утесы красиво кутаются в густо-зеленые шали, зеркала озёр поражают прозрачностью и глубиной. То же и с водопадами. Здесь нет таких водных безумств как Виктория или Ниагара — торжества бессмысленности и мощи стихии — здесь природа поработала как ювелир, ее творения в Карелии изящны и замысловаты.

Самый известный водопад республики — конечно, Кивач, что на реке Суне. Зря что ли о нем слагал рифмы сам Державин — «алмазна сыплется гора с высот четыремя скалами». Самый высокий и труднодоступный — Юканкоски (Белые мосты), что прячется в лесах за Питкярантой. Самый широкий — водопад с языколомным названием Киваккакоски, который служит потрясающим фоном для горы с не менее труднопроизносимым именем Киваккатунтури (это и написать-то, честное слово, сложно). А самыми известными среди туристов из Петербурга и самыми же для них доступными являются, понятно, рускеальские водопады на реке Тохмайоки.

Спасательный круг на дереве перед рекой

На сорока километрах Тохмайоки, что бежит, заплетаясь, от озера Руокоярви до Ладоги, встречается множество порогов и маленьких водопадов. Тут и классические, каменистые перекаты с беспорядочными валами и крутопадающие, локальные пороги, и крохотные островки, разрывающие поток на несколько бурных ручьев. Самые живописные остановки на реке — водопад Рюмякоски (бывшая финская ГЭС) и Окуневый порог в трех километрах от Мраморного карьера.

Бурлящая, меж камней, вода реки Тохмайоки

Путешественникам эти природные памятники рекламируют как декорации знаменитого фильма «А зори здесь тихие». Это, право, зря. Пейзажи здесь хороши и без дополнительных культурно-исторических контекстов. Но, видимо, так считают не все — и контекст коммерсанты тут забабахали по самое не хочу. Предприимчивые товарищи оборудовали тут под соснами маленький тир, где предлагают типа перенестись в далекие сороковые и поиграть в войнушку. Ну-ну.

Тир в честь былых сьемок фильма «А зори здесь тихие...»

Рядом с тиром — сувенирная лавка, за ней — синие туалетные домики, напротив — вереница бабушек, торгующих морошкой, черникой и земляникой, еще чуть в сторонке — беседки летнего кафе, у кафе — на самом берегу прокат огромных водоплавающих шаров. Предложение, понятно дело, рождает спрос. Сам по себе спрос — это ничего, мы вот тоже и покушали и ягод прикупили, но... Спрос — это люди. Много людей. Целые автобусы. Автобусы приезжают, распахивают дверцы и высыпают кучку ошалелых дядь и теть с большими фотоаппаратами и длинными объективами. Дяди и тети бегут к кипящей воде, карабкаются по синим глыбам, портят ракурсы нам, мы в отместку портим фотокартинку им — и все при этом счастливы как дети, смеются, галдят, стараясь перекричать шум воды.

Туристы, как муравьи, ползают по прибрежным скалам

А вода ничего — падает себе красиво и невозмутимо, вьется меж камней, бурлит, вскипает. И сосны шумят себе кронами, вспарывают изломанный берег корнями-щупальцами. И птички чего-то тоже щебечут, орут. И избушка, крохотная, черно-лубочная, вписанная в пейзаж каким-то незадачливым зодчим, косится на выступе, грустит о своем о чем-то. Лепота! И как-то жить хочется вдруг лучше и радостней.

Пороги реки Тохмайоки

Кирилл | 25 Авг 2014 - 15:21 | #
Кирилл - фото автора

На днях вернулись с Норвегии, пересекали границу через Сартовалу, опять любовался этими местами в третий раз.