Казань: самобытная урбанистичность

Казань: Дракон - символ города - на фоне стен Кремля. | Фото 1

Пестрая, как сапоги-ичиги, сочная, как эчпочмак, замысловатая, как тамбурный узор, многоголосая, как базар и суетливая, как ловкий торговец. Тысячелетняя, но не архаичная, переплетенная узкими кривыми улочками и широкими, как шаровары, проспектами, высоченная и просторная, как столица, но теплая и уютная, как провинция. Уже совсем не Европа, но еще и не вполне Азия. Все это, конечно Казань — город в тысячах обличий.

Самая главная достопримечательность Казани — разумеется, кремль. Он для посещения обязателен. Хотя бы даже и для галочки. Самая красивая достопримечательность — Набережная. Она особенно хороша на закате. Впечатляет казанский центр — помпезный парадными фасадами и тихо дряхлеющий закоулками, местами отстраивающийся заново. Самые вкусные достопримечательности — кафе и чайные. Испорченному фастфудом путешественнику ароматно и хорошо будет в каждом втором заведении. Самого-самого в столице Татарстана еще очень много. Расскажу по порядку о главном.

О чем грустит Сююмбике?

Кремль обширен и грандиозен, увидеть его, кажется, можно из любой точки в центре города. Он гордо возвышается на холме за мощными белоснежными стенами. Доминанта крепости — мечеть Кул-шариф: пышная, невесомо-величественная с сияющим голубым куполом и заостренными, как ракеты, вспарывающими небосвод минаретами.

Кул-Шариф построена в 2005 году, в честь тысячелетия Казани. Великому событию поставили великий памятник — мечеть огромна, богата и, не смотря на скромный возраст имеет внушительную историю. Дело в том, что новую мечеть построили на месте старой, сгоревшей еще в 1552 году во время осады Казани русским воинством. Почти пять столетий свято место было пусто.

Девушки в хиджабах на скамейки около мечети Кул-Шариф в Казани.

Прежняя мечеть носила то же имя — Кул Шариф был крупным государственным и религиозным деятелем. Разрушенная святыня, судя по разным летописным свидетельствам, была так же просторна (она вмещала несколько тысяч человек) и архитектурно сложна. Восемь минаретов олицетворяли восемь провинций Булгарского государства, единственный купол — самодержавие хана.

Еще одна потрясающая постройка Казанского кремля — башня Сююмбике. Она как и Пизанская выглядит несколько нетрезвой... А может она пошатнулась от горя? Пошатнулась да так и не смогла больше расправить свой гордый стан... Во всяком случае легенды ее окружают крайне трагические. Одна из них связана с незавидной судьбой казанской царицы, чье имя сейчас и носит памятник.

Ворота башни Сююмбике.Предание это относит нас ко временам завоевания Казани Иваном Грозным. Якобы, захватив город, русский монарх тут же влюбился в ханшу Сююмбике и так отчаянно, что предложил ей стать его женой. Сююмбике понимала, что вариантов в общем немного: либо она соглашается, либо Грозный перережет ни в чем неповинное население. Как истинная гуманистка Сююмбике согласилась принесть себя в жертву. Правда с условием. Наказала она жениху построить за семь дней семиярусную башню высотой до самого неба. Сказано — сделан. Грозный свистнул из Москвы всех своих лучших и за неделю они заказанный небоскреб отгрохали. Сююмбике обещание выполнила, но перед самым отъездом из Казани, попросила у новоиспеченного мужа позволения попрощаться с народом. Для сей благородной цели забралась она на самую вершину свежеотстроенной башни. Там двинула она в массы речь и, не выдержав величия момента, руки, как крылья расправила, да сорвалась вниз.

С реальностью только эта красивая сказка имеет мало общего. Сююмбике действительно была вывезена в Москву, но не в качестве новой жены Грозного. Там она в скорости и умерла в тоске по Родине. А в Казани совершать полеты ей было попросту не с чего. Семиярусная башня с полумесяцем на шпиле была построена в конце XVII века.

Есть в кремле и памятники с уже российской православной историей. К ним относится Благовещенский собор, возведенный в 1562 году, пристроенный к нему в XIX веке Архирейский дом и фрагменты комплекса Спасо-Благовещенского монастыря, основанного в 1557 году. Кроме этого в кремле сегодня размещается Губернаторский дворец, Комплекс Присутственных мест, Юнкерское училище и корпуса Пушечного двора. Все это гармонично размежевано палатками с магнитами, хиджабами да поясами, декорированными монетками и холодильниками с мороженным и напитками. В общем, все для туриста.

Грандиозность новых дворцов

Нигде еще не поражала нас так современная архитектура как на набережной Казанки. Это что-то совершенно потрясающее, не имеющее ничего общего с привычным нагромождением стекла и бетона в тридцать этажей и картонно-зеркальными торгово-развлекательными комплексами. В Казани строят дворцы. И дворцы эти отражают в себе не только величие замыслов, но и национальный колорит. Все облицовано каким-то благородным камнем, узкие остроарочные окна щедро декорированы замысловатыми арабским орнаментом, стены украшены изящными барельефами и витыми полу-колоннами. Добавьте к этому в огромном количестве скульптуру, мозаики, кованные решетки, купола со шпилями, башенки-конусы, и получите новую казанскую архитектуру — острую азиатскую смесь классицизма, барокко, модерна и постмодерна.

Дома на набережной около Кремля.

Правда, такие эксперименты радуют отнюдь не всех местных жителей. Многие казанцы ругают новые дворцы за избыточность, вычурность, китч и эклектику. На наш взгляд, они это зря. Все излишества и роскошества здесь выглядят на удивление органично и, главное, оригинально. Все лучше, чем примитивные российские недоскребы.

Дерево в проеме арки Дворца Земледелия.Особенно рьяно казанские эстеты ругают Дворец земледелия — громадину с высокой купольной доминантой и вписанным в высокую арку ветвистым деревом. Окончательно сникли казанцы, когда постройку охаял известный критик Артемий Троицкий. Он обозвал дворец «кошмарным сном архитектора Антонио Гауди в сталинском застенке». Ну что ж на то он и критик, чтобы плеваться. А мы, простые путешественники, уставшие от однотипных отреставрированных белокаменных красот центральной России, решительно заявляем: нам понравилось.

В том же стиле высокой эклектики выдержаны и многие другие административные здания на Набережной и в центре Казани. И они тоже, вопреки снобизму некоторых «ценителей», оставляют весьма и весьма приятное впечатление. Такие постройки как Городская ратуша или Министерство финансов и делают город самобытным и самодостаточным. А то, что они якобы плохо сочетаются с древнерусскими крепостными башнями или классическими театрами с колоннами и портиками, так это все либо от незнания того, как у других, либо от привередливости. В конце концов сочетаются же в истории города как-то независимый булгарский период с завоеваниями Грозного и «просветительской» политикой Екатерины. Архитектура — всего лишь отражение истории. В Казани глядеть на это отражение очень уж любопытно.

Всего понемногу

Гуляя в центре Казани, невозможно пропустить улицу Баумана. Она примечательна своей веселой сумбурностью — здесь множество забавных сказочных скульптур, заборчики с графитти и гостеприимных кафешек. В кафешках, к слову, при всем разнообразии меню, лучше заказывать национальные блюда, их везде готовят одинаково хорошо — эчпочмаки сочные, манты ароматные, медовик тает во рту и в руках.

Граффити на улице Баумана.

Не пройдет путешественник и мимо парка «Черное озеро». Здесь царит атмосфера какой-то приятной советскости: небольшой пруд, скамейки под липами, поросшие травой аллеи, лестницы с изрядно выщербленными ступенями, деревянные беседки, памятники в духе конструктивизма. К последним относится Арка влюбленных, построенная в тридцатых годах XX века. С виду ничего особенного — просто овальные бетонные ворота, но арка обладает необычными свойствами. Если два человека встанут с разных сторон ворот и один шепотом произнесет что-нибудь в нишу свода, то другой услышит, как будто стоит рядом.

В парке «Черное озеро».Другая скульптурная композиция парка — пара лебедей — относит к названию парка. Говорят, некогда обширное и богатое на всякую живность озеро, нынче «усохшее» до пруда, в свое время являлось обиталищем благородных черных лебедей. Правда уже в двадцатых сюда слетелись совсем другие птицы. Весьма важные. В 1927 году сюда переехало управление НКВД — Черное озеро стало и правда «черным».

А вообще, Казань — город, конечно, светлый. Просторный, большой, интересный. Достопримечательностей здесь хватает, как и контрастов — бывает свернешь с какого-нибудь шумного широкого проспекта, окажешься в узеньком, ветхом переулке. А еще может статься, что где-нибудь в таком переулочке, рядом с Кремлем, отыщется вдруг недорогая гостиница, где номер можно снять за тысячу с небольшим, тогда как в «Волге» за скромный номер придется выложить тысячи три. Но это детали. Главное — атмосфера.