Рускеала: мраморное сердце Карелии

Рускеала, Карелия: панорама на Мраморный Карьер.

Красота — страшная сила. В этом может убедиться, каждый, побывавшей в Рускеале. В небольшом карельском поселке расхожая метафора превращается в убийственный факт. Красота мраморного каньона — ослепляющая и величественная — высечена поистине титаническим, изнурительным трудом. Но время все примиряет: там, где вчера проливался пот каменотесов и земля стонала от ударов кувалд, сегодня воздух дрожит от фотовспышек,
и восторженных возгласов.

Первые подступы к мраморным кладовым

В пятнадцатом столетии Рускеала была лишь крохотной деревушкой. В силу своего приграничного расположения, малости и незначительности, судьба поселения была незавидной, весь XVI век оно «ходило по рукам» — то становилось частью Шведского королевства, то возвращалось в состав России. В 1617 году шведы вновь отбили Рускеалу у русских, а в 1632, почувствовав себя полноправными хозяевами, они поставили на Белой горе, что возвышалась над деревней, католическую часовню. На святое место зачастили, а зачастив, быстро сообразили, какие тут скрыты сокровища. В конце XVII века здесь появились первые каменоломни.
Путь камня сквозь время: на месте старой мраморной каменоломни.
Особо порезвиться на добыче мрамора шведы не успели, в 1721 году эти земли вновь отошли к России. А в 1768 году здесь развернулась промышленная добыча мрамора. Хотя промышленными были только масштабы (Петербург активно застраивался дворцами), а вот условия труда больше походили на быт безвестных египетских зодчих — благородный камень выдалбливали вручную кирками и кувалдами, работали днем и ночью. Выдолбленные мраморные блоки транспортировали к Ладоге на санях, запряженных почти сотней лошадей.

Сначала мрамор добывали только на украшение Исаакиевского собора. Но дальше больше: из рускеальский камень пригодился для отделки Казанского собора, Гатчинского дворца, Эрмитажа, Михайловского замка и многих других крандиозных построек. В общем, дворцы в Петербурге взмывали ввысь, а Белая гора в Рускеале уходила в минус.

«Карьерные» лестницы

В 1858 году мраморные ломки закрыли, карьер пришел в запустение. Однако уже к концу века добыча камня возобновилась, только пошел он уже не на украшательства дворцов, а на производство особой извести. В 1896 финны построили в Рускеале Мраморно-известковый завод. Для хорошей извести требовался хороший мрамор, хороший мрамор водился либо очень глубоко, либо незначительные его объемы на поверхности были окружены огромными массивами того мрамора, который так себе. Склоны Белой изрыли подземными ходами вдоль и поперек — камень добывали в «семь горизонтов».
Грот, заполненный водой внутри провала на Мраморном Карьере.
После обретения Финляндией независимости в 1917 году, добычу мрамора сократили. Видно, финны думали, что теперь можно не торопиться с выработкой собственных недр. Ан нет. В 1940 Приладожье после короткой Зимней войны вновь отошло к России. После Второй мировой Мраморно-известковый завод вновь заработал в полную силу только уже под началом советского руководства. И даром, что Главный карьер уже был затоплен, скоро по близости появилось еще несколько штолен.

В семидесятых в Рускеальком карьере стали снова добывать декоративный мрамор. Камень вырезали из скал итальянскими канатно-распиловочными станками. Мрамор теперь расходился на облицовку вестибюлей питерского метро. Советские выработки были недолгими. Уже первые партии показали, что мрамор в Рускеале уже не тот. Качество камня серьезно подпортил заводской «взрывной» метод добычи. Довзрывались до того, что вся толща пошла мелкими трещинами.

Взрывам обязан своим происхождением и знаменитый Рускеальский провал. Однажды громыхнуло так, что «крыша» одной из штолен не выдержала и обрушилась. Обошлось без жертв — хорошо, что штольня оказалась заброшенной. Сейчас дно провала затоплено водой. Летом сюда могут попасть только дайверы, зимой развлекаются альпинисты. В холода Провал цветет — здесь растут удивительные сталагмиты и сталактиты.

Перезагрузка

Но вернемся к истории Рускеальского горного дела. Точнее к его бесславному финалу. К девяностым выработка камня для извести и щебня серьезно сократилась. Завод, как и многие предприятия новой России, оказался на грани банкротства и скоро эту грань логично переступил — в стране решались совсем другие вопросы.

Лодки с туристами, плавающими по дну Мраморного Карьера.Однако страсти улеглись, экономика, если верить президенту, пошла в гору. В том числе и в Мраморную. Однако рускеальский мрамор сегодня — это уже совсем другой бизнес. В 2005 году здесь открылся Горный парк «Рускеала». По контуру каньона провели тропинки, там где нужно построили лестницы, оборудовали смотровые площадки, организовали полеты над озером на тарзанке, открыли прокат лодок. В Итальянском карьере устроили экспозицию каменных нагромождений, да такую, что почувствовать себя скульптором-конструктором может каждый. И народ потянулся. Экскурсионным вереницам теперь здесь, кажется нет конца. В общем людно и суетливо.

Но все равно, черт возьми, красиво. Страшно красиво. Отвесные сине-серые скалы карьера причудливо обрамляют прозрачное искрящееся на солнце озеро. Брошенные шахты превратились в пещерные гроты, любоваться которыми особенно хорошо с воды. Отвалы сегодня не отличить от природного холмистого ландшафта, они поросли густыми травами и кустарником. А над обрывами величественно возвышаются пушистые ели да стройные сосны.