Тверь — в столицу дверь! Только, кажется, с черного входа…

Тверь — в столицу дверь!  Только, кажется, с черного входа…

До поездки в Тверь мы знали об этом древнем городе немного. Областной центр на Волге ассоциировался исключительно с исполнителем тюремных песен и событиями, описанными Достоевским в «Бесах». Согласитесь не самая удачная реклама для города с почти тысячелетней историей. Специально бы не поехали, но по пути во Владимир решили-таки заскочить. Въехали и изумились — до чего сказочные с утра открылись нам виды на Волжскую набережную. Вышли на прогулку пешком, и опять потрясение — грязь, разбитые дороги, обшарпанные фасады. Какая Тверь настоящая?

Город-сказка

С рассвета все необычно, есть в этом какая-та тайна. Так и Тверь на заре, предстала перед нами во всем своем очаровании. Пейзажи из окна автомобиля виделись просто немыслимые. Кинотеатр «Звезда» со своими башнями, тонущими в сиреневой дымке, выглядел каким-то неоготическим собором. Искрящийся в огнях ажурный мост над темной рябью был точно хрустальный. Полупрозрачные колонны Речного вокзала казались продолжением пробуждающегося неба. А Волга превратилась в огромное полотно, на котором утро, отчаянно подражая Моне, писало неоновыми всполохами удивительный мир. Великий импрессионист, увидев такое, верно, позеленел бы от зависти.

В общем, прогулка обещала быть удивительной, но… То ли утренние чары рассеялись, то ли пешие экскурсии — не самый лучший способ знакомства с Тверью, но увиденное днем повергло нас в некоторый шок. Окунувшись в прекрасное, мы вывалялись в нем "по самое не хочу".

Культурный шок

Руины морского вокзала в ТвериРечной вокзал встрече с нами, казалось, не рад. Отгородился помойкой, да каким-то ветхим забором, затянутым драным плакатом. Изображение группы людей с устремленными вверх одухотворенными лицами венчалось слоганом: «Тверская земля — время гордиться!» Проняло даже каменное сердце митрополита Филиппа. Стоящий на постаменте неподалеку отсюда он стыдливо склонил главу. За время правления Ивана Четвертого Его Высокопреосвященство повидал всякого, но повод для гордости смутил даже его — здания вокзала грозились вот-вот обрушиться, лестница — рассыпаться под ногами, а колонны, так легко парившие над рекой с утра, — переломиться, точно гнилые сучья.

Ощущение такое, что этот вокзал заложили еще до потопа, да так со времен глобального библейского катаклизма ни разу и не реставрировали. А между тем сей архитектурный шедевр не прожил еще и века — его построили в 1938! Впрочем, не всем это чудо неоклассицизма видится таким уж страшным. Скандально известный московский галерист Марат Гельман в 2011 году не побоялся открыть здесь музей современного искусства. В 2009 он основал такой же в разваливающемся здании речного вокзала Перми. И, как и в столице Прикамья, на Волге не обошлось без модного дизайнера Артемия Лебедева. Приехал, восхитился сталинской постройкой, даже уловил в ней какие-то итальянские нотки.

Впрочем, экспозициями в аварийных корпусах вокзала тверичане так и не успели насладиться в полной мере. В городе поменялась власть, и новому губернатору смелые идеи столичного культурного деятеля пришлись не по нраву. Надежда горожан на то, что здание все же отремонтируют, рухнула даже раньше, чем постройки. Однако едва ли вокзал привели бы в божеский вид, работай музей и дальше. Гельман не из тех, кто заботится о сохранении памятников, его дело — эпатаж и провокация. Кто хочет узнать, чего лишилась Тверь, может ознакомиться с опытом Перми, которая, не смотря на усилия бюджетососущих московских имиджмейкеров, так и не стала российским Бильбао.

Прибраться бы

Ворота в тверской городской садСходство Твери с Пермью на этом не заканчивается. Города очень похожи своими набережными. И Камский и Волжский берега вполне могут стать визитными карточками этих крупных городов, потенциал огромен. Их бы прибрать, да облагородить. Пока же — это точки скопления пьяных, спотыкающихся о кочки вспученного асфальта, да раскрошенные ступеньки.

В Твери к реке примыкает Городской сад — по всей видимости, излюбленное место горожан. Днем здесь вполне прилично — гуляют у памятника Александру Сергеевичу влюбленные парочки, кружатся на каруселях дети. К вечеру тексты песен, доносящихся из кафешек, становятся примитивнее, а их музыкальное сопровождение громче. Рев прогулочных катеров перебивают дикие вопли и бешенный топот сотни пар ног. А принесший прохладу с реки вечерний ветер неистово швыряет под ноги горы окурков, да смятые пивные банки.

Тверской глянецЦентр города рождает те же противоречивые чувства. В Твери очень много интересных зданий, но почти все в плачевном состоянии. Некоторые выглядят настолько плохо, что кажется, вслед за осыпающейся штукатуркой на прохожих свалится пара балконов. Особенно печально памятники смотрятся на фоне всяких свежевыкрашенных частных каморок и респектабельных офисов. Так с красивым, но дряхлым академическим театром соседствует вполне приличного вида «Тверьнефтепродукт». А салон красоты «Глянец» на фоне разрухи — просто кощунство.

В Твери достаточно широкие дороги, и просторные тротуары, но передвигаться по ним проблематично — повсюду какие-то ямы, да разломы. Зеленые скверы зарастают мусором. Все какое-то бесхозное. Здесь нужна срочная генеральная уборка. Городу с почти тысячелетней историей и так близко расположенному к Москве просто нереально быть таким запущенным.

Наследие веков

Кстати об истории, по одной из версий, Тверь как небольшое торговое поселение возникла в XII веке. Василий Татищев относил основание города к более позднему времени и предписывал сие творение владимирскому князю Всеволоду III, который сжег Торжок и повелел поставить в устье реки Твердь, в смысле крепость. При этом историк имел ввиду устье Тверцы, на которое ссылалась Воскресенская летопись, предполагалось, что после Батыева нашествия поселение перенесли в место слияния Волги и Тьмаки. На рубеже XII и XIII столетий, при князе Михаиле Тверском, город стал политическим центром Северо-Восточной Руси.

На протяжении всего XIII века, в период рассвета Тверского княжества, в столице ведется активное каменное строительство. В Отроче монастыре, раскинувшемся на берегу Волги, возвели Успенскую церковь. На Тьмаке восстановили крепостные укрепления. К концу столетия на территории Кремля построили Спасо-Преображенский собор.

Вот только ничего из того не сохранилось. Кремль сгорел во время пожара 1763 года — восстанавливать его не стали. Вместо этого императрица Екатерина II отгрохала здесь себе Путевой дворец. Сегодня царская дача исполняет роль картинной галереи. А соседями коттеджа великой просветительницы являются стадион «Химки» и Городской сад.

Перед Успенским соборомСпасо-Преображенский собор хоть и не раз перестраивался, но простоял дольше. В 1935 году он был взорван большевиками. В это же время были уничтожены все постройки Отроча Монастыря, где в 1569 году Малюта Скуратов задушил митрополита Филиппа. Не тронули только Успенский собор, воздвигнутый в 1722 году на месте древней церкви. Впрочем, сегодня в окружении кирпичных хрущевок неважно выглядит и он.

Самый старый памятник Твери — Церковь Белой Троицы 1564 года. Находится она в отдалении от рек и спрятана за деревянными домиками — может потому и сохранилась и даже выглядит так ничего.

Среди достопримечательностей популярны памятники Михаилу Тверскому и его тезке, известному под псевдонимом Круг. В честь последнего в Твери открыли даже музей. Думается, что полноценную конкуренцию этому учреждению может составить только Музей козла, основанный ректором Московского государственного гуманитарного института. Кстати, посещение его для всех Козловых, Козловичей и Козодоевых свободный, стоит только подтвердить «козлинность» паспортом.

В общем, Тверь старается казаться не скучной. Ей бы еще стать ухоженной. Может, стоит в городе запланировать какой-нибудь чемпионат Европы, а лучше Мира? Или международную научную конференцию? А что, как минимум парадные фасады покрасят…