Наследники усадьбы в Кострони: бабушкины воспоминания о семье Малышевых

Разрушающаяся усадьба из красного кирпича в деревне Кострони.

О деревне Кострони и имении Малышевых знаю от своей бабушки, Нины Федоровны Страдынь, рожд. Малышевой (1897-1991). Не знаю, кем являлся А. И. Малышев и был ли он действительно графом, но отец моей бабушки Федор Степанович Малышев (1850-1939) со своей супругой Евдокией Александровной (рожд. Смирновой) жили в имении до революции и были его владельцами.

Федор Степанович Малышев какое-то время работал в Волго-Камском банке*, в Астраханском филиале, где — как мне кажется — и родилась моя бабушка. Потом семья, по-видимому, переехала в Петербург. В своих воспоминаниях Нина Федоровна указывает, что о Ф. С. Малышеве более подробно можно прочитать в книгах Ф. Шилова "Записки старого книжника" (М., 1965) и В. В. Калашникова "Страницы жизни" (Горький, 1960). По рассказам Нины Федоровны ее отец Федор Степанович Малышев, выходец из купеческого рода, был страстным библиофилом, обладателем прекрасной коллекции старинных икон и гравюр, некоторые за оригинальными подписями Рембрандта, Дюрера, и пр. Он также был лично знаком с Нобелем.

Отец Федора Степановича, Степан Тимофеевич Малышев, имел, по крайней мере, еще двух сыновей: Алексея, который учительствовал, и Василия, управляющего имением брата Федора.

Супруга Федора Степановича, Евдокия Александровна Смирнова, возможно происходила из дворянского рода. Так мне в свое время говорила бабушка, но сейчас немного порылась в истории и уже не так в этом уверена. Мои последние изыскания больше говлрят в пользу того, что Смирновы были рода купеческого и весьма успешно вели бизнес в Приволжье. Отец Евдокии - Александр Алексеевич Смирнов, был женат на некой Ольге Башкировой из раскольников. По-видимому, Смирновы были людьми очень состоятельными. По меньшей мере, мне известно, что семья Смирновых владела кораблем "Две сестры" и, как мне кажется, был еще корабль "Александр Смирнов".

В семье Федора Степановича и Евдокии Александровны Малышевой (рожд. Смирновой) было 8 детей. Из них младшей (если не считать Ольгу, умершую в раннем возрасте) была моя бабушка Нина Федоровна. Остальные дети — это Александр, инженер, эмигрировавший в Германию; Николай, о котором сведения не сохранились; Борис, патологоанатом; Алексей, пропавший без вести во время 1-ой мировой войны; Вера, примкнувшая к эссеровскому движению и погибшая в ссылке, и Александра, логопед, пережившая Ленинградскую блокаду. Нина, младшая дочь, закончила Женский медицинский институт в Петербурге, потом работала в Институте физикальной терапии под руководством проф. Бруштейна. В Петрограде она познакомилась со своим будущим супругом Павлом Страдынем (впоследствии известным латышским врачом и основателем хирургической школы и музея истории медицины в Риге) и в начале 20-ых годов переехала в Латвию.

Бабушку помню как женщину исключительную, сыгравшую не малую роль в жизни и карьере своего супруга. Помню ее рассказы, хотя и не очень многословные, о Костронях, о том, как она и ее братья и сестры играли с сельскими детьми, о том, что деревня жила довольно богато и самым бедным в ней был сапожник, который имел только одну корову и страшно пил. Также о том, как большевики, обыскивавшие имение, штыками протыкали мебель. Надо признать, что большевиков наша бабушка недолюбливала до последних своих дней, хотя и приходилось ей иногда это скрывать.

Приведенные сведения я записала уже давно, лет 35 тому назад, со слов своей бабушки. Рассказывала она мне и то, как добраться до имении — до станции Оридиш (писала на слух, может быть написание не правильное), и потом по шпалам. К сожалению так и не удалось там побывать.

В конце восьмидесятых Нина Федоровна в сопровождении своего сына Яна Павловича Страдыня (известного в Латвии историографа) действительно посещала Кострони. Она была уже очень преклонного возраста, так что добираться ей туда было очень нелегко. Бабушка в то время очень плохо слышала, И возможно поэтому могло сложиться впечатление, что она не совсем понимает сказанное. Знала она и французский, и немецкий, и английский (а также и латышский, на котором ей пришлось пересдать экзамены, чтобы работать врачом в Латвии), но всегда оставалась верной той старой России, которую любила всей душой.

Для справки: Волжско-Камский коммерческий банк был крупнейшим частным банком России, зарегистрированным в 1870 году. Ф.Малышев входил в правлении банка в 1913 году, когда ресурсы ВККБ составляли 1 578,1 млн.р.

Павлова Ольга | 37.218.158.111
А.Б. Малышев сказал(а):
Я Бориса Фёдоровича не помню, а вот его сын и мой дедушка Сергей Борисович тоже был патологоанато...

Александр! Я из Киргизии, работала с Малышевым Сергеем Борисовичем! А теперь присматриваю за могилами и Сергея Борисовича и Бориса Федоровича и их женами. к 125 летию со дня рождения Бориса Федоровича выпускается журнал, где описываются его заслуги, если интересно напишимте мне на эл. почту!! Ольга

Павлова Ольга | 212.241.17.8
А.Б.Малышев сказал(а):
"Борис, патологоанатом"... Мой прадед Борис Фёдорович был профессором, в его честь установлена ме...

Александр! Доброго дня! Я очень рада, что вы каким-то чудесным образом нашлись! Нам есть что рассказать о ваших близких, навечно оставшихся в этой стране.... их помнят и знают и гордятся ими.... На счет.... "охраняется государством!" Кроме меня там никто и ничего не охраняет! Пишите мне на электронку. Пишу всем вашим, надеюсь хоть кто-то и что-то ответит... Заранее спасибо!

Роман | 89.109.38.171

Про Смирновых - из рода которых я происхожу - могу все рассказать. Они действительно купцы из Нижнего Новгорода. У меня есть их древо полностью подробное до 1800 г.Замечание. Отец Евдокии женат не Ольге Башкировой, а на Ольге Молодовой. А на Башкировой - Марии, правда - женат брат Евдокии Алексей (мой 4 раза прадед)

Мара | 81.198.190.140

В воспоминаниях Нины Федоровны Страдынь-Малышевой упомянут генерал Джунковский, который как будто-бы жил на квартире Малышевых в Петербурге после революции. Самый известный генерал Джунковский - это несомненно Владимир Федорович Джунковский губернатор Москвы, опальный советник царя, уволенный "за Распутина", но оставленный в Свите царя, его имя в послереволюционной России связывают с операцией Трэст и пдб. - сама оценка этих операций неоднозначна (вопрос, как относится, например, к социалистам революционерам (тому же Савинкову), подталкивающим молодых людей на безумные и весьма дурацкие поступки. Если верить источникам интернета, то у ген. Джунковского был старший брат, состоявший в родстве с некоторыми эсерами (таким образом здесь может быть связь с Малышевым, который поддерживал связи с эсерами (согласно воспоминаниям Н.Ф.) вплоть до и после революции 1905 года, но скорее всего резко охладел к ним после ареста дочери Веры.
В интернете есть ссылки и на других представителей семьи Джунковских, которые были или могли быть генералами:

Степан Степанович Джунковский (18 августа 1868 — 20 августа 1926, Париж) — русский генерал, командир лейб-гвардии Драгунского полка, участник Первой мировой войны, Белого движения и Великого Сибирского Ледяного похода

Евгений Петрович Джунковский (1867, Россия — 1953, Франция) — русский ветеринарый врач[1], действительный статский советник, начальник Ветеринарного управлении МВД Российской империи[2], в Гражданскую войну был помощником Командующего в Туркестанском крае (ВСЮР) по гражданской части. В некоторых источниках он также назван генералом, например, "в ряду актантов белогвардейской Туркестанской военной организации (ТВО) в 1918 г. находим имя генерала Е.П.Джунковского".

Интернет не самый надежный источник данных, но мы имеем то, что имеем. Возможно, кто-то имеет более надежные источники по-этому поводу - буду рада, если поделитесь.

А.Б. Малышев | 95.130.176.234

Елена, да, и такие темы у папы были :)

Jeļena Beikule | 109.73.103.189
А.Б. Малышев сказал(а):
Я Бориса Фёдоровича не помню, а вот его сын и мой дедушка Сергей Борисович тоже был патологоанато...

Александр, значит это семейное- любовь к филателии ! Марки Фёдор Борисович собирал тоже,потом они достались сыну, а потом и внуку. Много марок посвящено авиации, космонавтике.

А.Б. Малышев | 95.130.176.234
Мара Сосаре сказал(а):
Да, я знаю. Про дядю Борю (так вашего прадеда называла моя бабушка) часто от нее слышала. Если не...

Я Бориса Фёдоровича не помню, а вот его сын и мой дедушка Сергей Борисович тоже был патологоанатомом. Марки собирал мой отец, Борис Сергеевич. Коллекция его марок, посвящённых Китаю, была очень внушительной. Он даже должен был ехать в Китай.

Мара Сосаре | 109.110.4.180
А.Б.Малышев сказал(а):
"Борис, патологоанатом"... Мой прадед Борис Фёдорович был профессором, в его честь установлена ме...

Да, я знаю. Про дядю Борю (так вашего прадеда называла моя бабушка) часто от нее слышала. Если не ошибаюсь, он тоже у нас бывал, но в то время я пешком еще не ходила (если вообще была на свете). Федора Борисовича помню - он мне как то почтовые марки подарил для коллекции: для того времени довольно эксотические.

А.Б.Малышев | 178.173.4.27

"Борис, патологоанатом"... Мой прадед Борис Фёдорович был профессором, в его честь установлена мемориальная доска во Фрунзе. Его могила охраняется государством.

С уважением, Александр Малышев.