На берегах Лены. Часть третья: Весна пришла! Весне дорогу!

Якутия. Весна. Тающий снег на берегу реки Лена. | Фото 1

Когда на «материке» проходили первомайские демонстрации, территория кордона стала освобождаться от снега, появились первые лужи, а над белой толщей льда на реке стали разноситься тонкие щелчки первых трещин.

До ледохода было еще далеко, но цепную реакцию первых микросдвигов на двухметровой речной броне мог породить даже шаг человека. Боковые притоки Лены стали наполнять водой узкую майну вдоль берега, и вскоре она стала пригодной для движения моторных лодок.

Это состояние реки в Якутии называют «малая вода» и оно подходит для передвижения моторных лодок на некоторые расстояния. Беда может случиться тогда, когда приходит тепло, потоки талой воды делают свое дело и от основной массы льда станут откалываться первые мини-айсберги. Для лодочника это грозит многодневной задержкой на время паводка, а для лодки, практически всегда — уничтожением.

«Малая вода» медленно поднимается, затопляя прежнюю замерзшую поверхность Лены и в один теплый день льдины, лежащие на дне, начинают подниматься вверх. Подобно тяжелым горбатым китам, грязно-белые громады выпрыгивают из воды и обрушиваются обратно. Предвестники будущего ледохода плывут по майне, не замечая препятствий вроде алюминиевых скорлупок лодок, и только массивные собратья способны задержать их движение. Так толкаясь, обдирая бока и дробя друг друга, начинают свой путь в море Лаптевых первые льдины.

Со временем идущего льда становится все больше, часть выдавливает на сушу и монументальные куски замерзшей воды выстраиваются настоящую стену вдоль берега. Мониторинг ледовой обстановки и наблюдения за уровнем воды ведутся практически на каждом береговом поселении по всему течению Лены.

Не был исключением и кордон Лямпушка. Вода прибывала, по радио разносились последние данные о ледовой обстановке — говорили, что в верховьях уже замечены подвижки. Но основное ледяное поле стояло как ни в чем не бывало, лишь лопалось временами и разносится треск, подобный ружейным выстрелам, на сотни метров в округе.

Лед тронулся

Лед пошел 19 мая. Сначала это были целые гектары белых полей, затем они начали расходиться трещинами, дробиться, сталкиваться. Следом шла масса уже изрядно перемолотая, но несущая многотонные громады. Подобно гигантскому бульдозеру груды льда способны сметать целые острова, или «сбривать» с них все деревья, хоть гибкий тальник хоть многолетние ели.

Течение на открытой реке казалось равномерным, но лед словно бы шел по многополосному шоссе, где согласно разметке соблюдается и скоростной режим. На середине скорость, вероятно, превышала 10 км/ч, ближе к берегу потоки двигались медленнее.

Гулкие звуки от столкновений льдин доносились даже за несколько километров — основная масса шла другой протокой, которую от кордона отделяет остров Дьюра. Поэтому, лишь по тупым ударам и громовым раскатам можно было предполагать, какие килотонны энергии выплескивает в окружающую среду великая река.

Ледоход продолжался три дня. Временами его движение приостанавливаясь из-за заторов и тогда уровень воды стремительно поднимался по сантиметру в минуту, но былая масса льда уходила в низовья, а с верховий спускалась уже чистая вода.

И пошли пароходы

Вскоре открылась навигация. Истосковавшиеся по палубе капитаны и матросы повели свои суда в низовья Лены: города Батамай, Жиганск, Тикси. Перед ними из года в год прокладывают речную «дорогу» и размечают фарватер многочисленные теплоходы Ленского пароходства под единым названием «Путейский» различающиеся только номерами.

«Путейский-422» со своей командой — частый гость на кордоне Лямпушка, так как участок Лены от Сангара до Сорока островов ежегодно поручается размечать ему. Как только фарватер обозначен буями и прибрежными створами, путь открывается для всех.

Стремительные пассажирские «Метеоры» на подводных крыльях смотрятся последним достижением техники рядом с массивными сухогрузами или неуклюжими баржами. У каждого своя работа и меряться силами или скоростью никому не приходит в голову — в любое время года и в любую погоду Лена не позволяет расслабляться. В прошлые десятилетия судоходство по реке было более активным, ныне же более трех судов в сутки — это оживленное движение.

В общем, жизнь на кордоне забила ключом. По местным, разумеется рамкам. Живая природа также заиграла новыми звуками. Но этому стоит посвятить отдельный рассказ.
Хотите и вы поближе познакомиться с обитателями этих мест, читайте продолжение, посвященное Усть-Улийскому природному парку.