Весна на берегах Лены. Часть первая.

Река Лена весной. Якутия. | Фото 1

«На санех» писал свое «Поучение» Владимир Мономах готовясь к отправлению в мир иной. Подобно ему я лежал на санях укутанный в килограммы теплой одежды, прикрытый старой брезентовой палаткой. Бывалый «Буран» уносил меня в параллельное измерение, где нет автомобилей, не пугает кризис и мобильный телефон превращается лишь в дорогой будильник.

Несмотря на глобализацию, научно-технический прогресс и спутники на Марсе, тайга по-прежнему остается древним и таинственным миром. Впереди были три месяца жизни на удаленном форпосте цивилизации — кордоне Лямпушка Усть-Вилюйского природного парка республики Саха (Якутия).

Ее величество Лена

Кордон располагается на берегу великой Лены в 120 км от ближайшего населенного пункта — поселка Сангар. Территория парка «Усть-Вилюйский» охватывает чуть более 1 миллиона гектар тайги, болот, рек, островов и горных хребтов Центральной Якутии. Границы парка захватывают 70 километров Лены, где могучая река распадается на десятки проток и формирует местность под названием Сорок островов. Здесь ширина реки достигает полусотни километров, а больших и малых песчаных островов куда больше условного числа в названии.

По правому коренному берегу реки природный парк простирается на десятки километров на восток, включая в себя большую часть двух чистейших и красивейших рек Лямпушка (Леписке) и Дянышка. Эти реки пронзают несколько хребтов Верхоянской горной системы, формируя невероятные по красочности ландшафты: бурные пороги, живописные долины и крутые скальные обнажения.

Якутский апрель больше напоминает январь в Центральной части России: известные якутские морозы ниже -30 градусов Цельсия редки, но и выше ноля столбик термометра не поднимается. В это время в республике еще действуют зимники — зимние грунтовые дороги, которые связывают многие селения Якутии и исчезают с приходом тепла.

Приехали!

От поселка Сангар до кордона Лямпушка нет даже зимника, поэтому «Бураны» ведомые бывалыми работниками природного парка пробирались по застывшей Лене, преодолевая торосы и трещины, временами выскакивая на песчаные отмели. Полозья саней скрежетали по камням, а маломощные моторы надрывались, но машины ползли вперед.

Здесь как о заморских диковинках рассказывают друг другу о современных иностранных снегоходах, но предпочитают проверенные временем «Бураны». Ведь от поломок не застрахована никакая техника, а простое устройство советских машин как-никак лучше известно местным жителям, да и стоимость отечественной продукции на порядок ниже.

Кордон Лямпушка заметен издалека благодаря золотому куполу часовни, шатер которой возвышается над Ленской долиной подобно невиданной елке. В основании часовни лежит камень с вмурованным металлическим кольцом, и любопытным туристам непременно рассказывают легенду, о том, что его заложили спасшиеся матросы, судна потерпевшего крушение.

Позже, якобы, на этом месте и возвели храм. Однако по большому секрету директор природного парка Сергей Астанин поведал, что этот камень, ничто иное как одно из креплений мачты ветрогенератора, некогда питавшего электросеть кордона, а потом разрушенного шквальными ветрами. Сегодня на берегу Лены основан настоящий городок, в котором есть не только часовня, но и вертолетные площадки, домики для гостей, кухня, две бани, дизельгенераторная.

Довершая сюрреалистическую картину торжества цивилизации среди тайги, в центре кордона возвышается настоящий фонтан. Правда население этого городка в зимнее время состоит из двух-трех сторожей и нескольких собак. А фонтан запускается на короткое время, кода на летний отдых приезжают высокопоставленные гости.

Когда все вещи были выгружены, и шум «Буранов» затих вдали, я вышел на берег Лены и в полной мере ощутил красоту и величественность мест, в которых предстояло провести весну и встретить лета. Перед глазами раскинулись застывшие волны могучей Лены. Примерно в восьмистах метрах за ледяным полем топорщились гибкие кустарники, затянувшие остров Дьюра.