По северным берегам Ладоги

Берег Ладожского Озера в утренней туманной дымке. | Фото 1

Удивительное рядом. Об этом знают все, но все равно многие из нас спешат куда-то за тридевять земель, чтоб посмотреть на чудеса далеких краев. Так и мы, то на Урал, то в Сибирь, а рядом-то почти и не были нигде кроме Псковщины, да Новгородчины. Но решили мы эту несправедливость исправить, да порадовать своим визитом природу Карелии, благо и там чудес хватает. Озера, водопады, скалы. Красота! А у нас палатка новая, навигатор дорогущий, и вообще погода шепчет. В общем, поехали!

Когда Наполеон нервно курит

Планы у нас были поистине наполеоновские — доехать до Сортавалы, погуляв там, добраться до Рускеалы, знаменитой своими мраморными карьерами, водопадами и Провалом, вернуться, повернуть в сторону Питкяранты, через водопады Ляскеля и легендарный Юканкоски. Да, нашим перспективам можно было позавидовать. Мы и сами себе завидовали что там. Вы и сами сейчас слюной подавитесь, только я обрисую вкратце места наших предполагаемых остановок.

Взять хотя бы мраморный карьер — этакий огромный котлован с отвесными скалами из благородного камня. Гладкие блестящие розово-голубые сколы отражаются в изумрудной прозрачной воде, заполняющей гроты и углубления. Каково прокатится по водной глади на маленькой уютной лодке, да заплыть по мраморные «козырьки»? То-то же.

Мрамор здесь добывали с конца XVII века, и украшали им знаменитые петербургские дворцы и пригородов северной столицы. А последние партии рускеальского камня пошли на облицовку некоторых питерских станций метро. Перед началом советско-финской войны 1939-40 годов карьер был затоплен. На дне до сих пор покоится некоторая техника: кран, машины, мотоциклы. Словом, любителям технического дайвинга есть, где разгуляться. Неподалеку течет бурная речка Тохмайоки, известная своими невысокими 3-4 метровыми водопадами. Здесь же снимали фильм «А зори здесь тихие».

Метрах в двухстах находится Провал — должно быть что-то совершенно невероятное. На одном из фотосайтов это чудо было окрещено Мамонтовым ледовым провалом. Но едва ли подземная бездна имеет отношение к мохнатым древним животным. Говорят, Провал образовался в последние годы добычи мрамора по причине «подвижек пород над первым подземным горизонтом». Как бы то ни было, но рускеальская мраморная гора проедена вдоль и поперек, а край бездны — всего лишь тонкая крыша над огромной пропастью.

Опустим подробности описания водопада Ляскеля, перейдя сразу к главному Карельскому чуду Юканкоски, в народе именуемом Белыми мостами. Достаточно уже того, что этот водопад самый крупный в Карелии, порядка 20 метров. Природный памятник расположен вдали от автотрасс и населенных пунктов, что огорчает и радует одновременно. Ведь пешая прогулка длиной в десять с лишним километров будет вознаграждена чувством умиротворения и уединения. Наконец, можно слиться с природой без опасения быть растревоженным снующими туда-сюда «организованными туристами». А что более способствует медитации, если не журчащая в камнях кристально-чистая вода, шум деревьев и прохладный ветерок?

Но мы отвлеклись. Хватит мечтать, пора отправляться в путь.

Первые звоночки

Схема движения электропоездов от Сортавалы.Стоило только засобираться в дорогу, начали происходить не самые приятные вещи. Сначала выяснилось, что мест в поезд до Сортавалы больше нет. Никаких. Вообще. Приехали на автовокзал, с автобусами-то проблем никогда не бывает, но… И здесь билеты больше не продавали. Решили справиться в Девяткино о наличии электричек, но и тут беда. Нам понять намеки судьбы, да развернуться в сторону дома, но солнышко так и припекает, так и манит в дорогу. В конце концов, решились мы ехать на перекладных через Кузнечное, с возможной перспективой так и заночевать в последнем за неимением транспорта. Мы ж не из тех, кто отступается от цели.

Пришла долгожданная электричка. Народу там, как селедки в бочке, и на это еще билеты продают! Нам хватило местечка только в тамбуре. Миновали полпути, стало дышаться свободнее, освободились места. Проехали Приозерск настроение уже улучшились — уж такие замечательные за окошком пейзажи: озера, утесы, камни, вырастающие из самой земли, целые стеночки из глыб. Эх! Но что это такое? Чем это таким серым и темным затягивает небо? Неужели дождь? Только подумали — полилось. И как раз наша остановка. И снова «эх», да с другой интонацией…

Забегаем в домик на станции, нас «обрадовали», что «подкидыш» до Сортавалы сегодня не идет. «Может, на маршрутку успеете, бегите скорее», — обнадеживает нас кассирша. Мы бежим, перед нами разваливающийся автобус, в котором уже занимают стоячие места, за ним пристроились несколько ГАЗелек и «бомбил-частников». Мы умудряемся влезть со своими рюкзаками в автобус. Едем без комфорта по разбитым карельским дорогам, вдруг остановка — пограничники паспорта решили проверить. Полчаса простояли.

Дождливая Ладога

В Сортавалу приехали, когда дождь вовсю разошелся, и небо затянуло грязно-синим покрывалом. Попытались найти здание самого автовокзала, но тщетно. Вместо этого повсюду какие-то магазинчики, уже закрытые, неприметного вида кафе, где гремит музыка а-ля «русский шансон». По улицам снует шумный подвыпивший народ, среди гуляющих много финнов.

Находим магазин, закупаемся едой и отправляемся на поиски места для ночлега. Погода настолько не радует, что подумываем уже не заморачиваться пикником, а снять номер в гостинице. Но на Сашкину спину укоризненно давит палатка, требующая обновления. Ищем подходу к живописным берегам Ладожского озера. Но натыкаемся лишь на летние прибрежные кафе. Не фешенебельные, но дорогие гостиницы, еще более дорогие дома, огороженные высокими заборами, нечто производственное с какими-то непонятного назначения цистернами, тоже огороженное уже колючкой.

Берег Ладоги в дождливой Сортавале.Пройдя пару километров по частному сектору, вдоль новеньких, еще пахнущих смолой домиков, попадаем на относительно тихий берег. Кидаем рюкзаки, хорошо-то как здесь, красиво. И не беда, что устали и ноги промочили. Место тут ну очень живописное. Высокая трава, луговые цветы, сине-сиреневые камни, покрытые мхом, перемежающиеся с зарослями васильков и ромашек. Какая палитра. Это бессмысленно описывать, это нужно писать, до того богатая палитра. И глыбы эти гладкие, почему-то теплые, такие уютные.

Вверху на утесе «сосны высоки, как мачты на корабле». Здесь под ногами «белый мох, нога в нем тонет, как в пене», рядом «папоротник и дикий лиловый вереск». Внизу бьются о валуны волны, играет ветер, орут отчаянно чайки. На берегу стоят деревянные домики, некоторые такие интересные, будто из народных сказок с забавными крышами и балконами.

Берег Ладоги. Снято из нашей палатки.Проснулись мы отдохнувшими, полными сил. Утро нас встретило клубящимся туманом, волшебным и невесомым. Сюда бы художникам на пленэр. Город тонул в этой легкой дымке и оттого казался еще прекраснее. Белые, обшарпанные каменные постройки, характерные, пожалуй, для южных городов, чем для северной России, казались какими-то призрачными, еле уловимыми. Тонула в пелене телебашня.

Жадно мы ловили эти кадры, отснятые самой природой, поскольку понимали уже, что наше путешествие придется перенести. Еще с вечера мы обнаружили, что не взяли сменную обувь для нашей самой младшей туристки, а кеды ее за ночь не просохли. Куда ей теперь в сырых башмаках… Но мы обязательно вернемся на эти берега, в которые я влюбилась в первого взгляда. А иначе и не может быть.