Красноярск. В самом сердце России

Мост через реку Енисей в Красноярске. | Фото 1

О городе. О людях. О горах…

Возьмите карту нашей страны, ткните в самый центр и посмотрите, какой из крупных городов окажется рядом. Конечно, Красноярск. Вот оно самое настоящее сердце Сибири, сердце России. Здесь в полной мере ощущается бескрайность нашей необъятной. Здесь спокойно и безопасно - так далеко от границ. Здесь мозги избавляются от лишнего хлама, навязанного европейским обществом потребления. Да что Европа, здесь по-настоящему понимаешь «почему Россия - не Москва?» Так далеко до кремля, президентов, инноваций и нанотехнологий, доступного жилья и ипотечных кредитов, террористов и националистов, НАТО, ЕС и ВТО. Так близко жизнь…

И в этой жизни очень уютно… Да, да, это удивительно, но даже в середине апреля, когда везде снежно-песочная каша, ручьи цвета кофе, оттаявший мусор, деревья еще не одеты в свои наряды, небо хмурится… Здесь тепло и уютно.

Наша прогулка по центру города началась от Театра Музкомедии. Вообще-то нам посоветовали выйти у Театра оперы и балета, но мы, как всегда, все перепутали и, как обычно, не зря. Да и не перепутать было сложно, ехали-ехали по разбитым дорогам, вдоль серых, неприметных построек, а тут, раз и… Город как-то сразу преобразился, «прибраннее» стал, представительнее, улицы расширились, дома выросли. Оказались мы, аккурат, на Красной площади. В центре огромная красная стела 30-летия победы, небольшой сквер, вокруг громоздкие пятиэтажки с башенками в стиле сталинского ампира.

Началу Мира положил Рязанов

Тут мы останавливаем одну местную даму с апельсином, дабы узнать у нее, куда же нам лучше двинуться и далеко ли до речки.

- До речки? - недоуменно переспрашивает та, не переставая «раздевать» цитрус. - А вам зачем?

- Так, гуляем, на Енисей хотим посмотреть, по мосту погулять…

- По мосту? - вновь захлопала женщина ресницами. - Там же сейчас грязища.

- А куда, тогда лучше?

- Хм, а куда хотите?

- Да, мы туристы, в городе первый день, не знаем ничего. Вот у вас хотели поинтересоваться, - продолжаю я, мысленно ругая себя за то, что из всех прохожих выбрала вот эту, «которая точно никуда не спешит».

- А вы откуда?

- Я из Перми, друг из Питера.

- Ого, и как там, в Перми? - продолжила расспрос любительница тропических фруктов. - Лучше, чем у нас? (Питер ее не заинтересовал)

- Пока не понятно, но по ощущениям, здесь не хуже.

- А мне здесь не нравится, знаешь, - в Красноярске и потом большинство прохожих запросто общались на «ты» - как-то тут тесно, что ли.

- Кому-то и в Питере тесно, - понимающе, но уже как-то обреченно поддерживаю я беседу.

- А в Питере мне тоже не понравилось, ночи эти белые - спать пора светло, ну разве ж это дело.

- А в Перми какая река?

- Кама, - отвечаю я, тут же пытаясь перевести разговор в нужное русло, - кстати, о водичке, к Енисею-то можно подобраться.

- Да можно, но не через Коммунальный мост, лучше к Пешеходному идите. Там еще Рязанов стоит - местная достопримечательность.

- Режиссер? - тут настала моя очередь хлопать ресницами.

- Да не, тот, который Николай,, тот что Резанов, ну помнишь, - тут дама отвлеклась от апельсина, и затянула. - Ты меня на рассвете разбудишь, проводить необутая выйдешь...

Частота моих морганий увеличилась, а дама продолжала:

- По пути еще Пушкина пройдете с Гончаровой, если по Мира пойдете. Это вообще моя любимая улица. В Красноярске она, наверное, самая красивая. Ну вот, пойдете значит, а в конце, то есть на самом деле в начале Мира как раз Резанов будет. Да и на набережной тоже хорошо, чего уж там. Енисей хорош, красавец, вода быстрая, чистая-чистая. В Красноярске вообще вода, знаешь, самая хорошая…

Женщина еще много говорила, мы терпеливо слушали, а потом она вдруг вспомнила что-то:

- Ой, чего это я, мне ж пора. В общем, вы поняли куда пойти. Удачи!

Огни. Музыка. Горы.

Бронзовый фотограф на улице Мира в Красноярске.Мира и правда трогает до глубины души. Вроде, улица, как улица, но… Несколько милых особенностей придают классической центральной артерии провинциального города совершенно неповторимый образ. Во-первых, радио. К каждому фонарю здесь прикреплен приемник, откуда раздается не очень громкая, но способная заглушить рев машин, приятная музыка в стиле ретро. Это звуковое сопровождение почему-то создает иллюзию того, что улица является исключительно пешеходной. Такой сибирский Арбат.

Во-вторых, искусственные деревья с цветущими фонариками. Лампочки-розы, лампочки-колокольчики. Казалось бы, что может быть в этих рукотворных украшениях, стремящихся заменить благоухающие цветы яблони или сирени? Но, до того они очаровательны и милы. Хотя только до той поры, пока они не включены. В темное время суток вся их красота испаряется, остаются только пошло светящиеся столбы с шапкой из стекла.

В-третьих, и главных, совершенно умопомрачительные пейзажи на перекрестках. Что может быть такого на простом пересечении разных улиц? Но представьте, стоит только пройти квартал, как в проемах открываются красноярские сопки. Это немыслимо! Какая-нибудь очередная каменная громада с мощными колоннами на фоне пляшущих холмов - практически дикой природы. Справка от нас, за Енисеем сопки Торгашинского хребта. С Базаихой, Вышкой, потухшим вулканом - Черной сопкой. Слева - Караульная горка, на вершине которой возвышается «десятирублевая» миниатюрная часовня Параскевы Пятницы. Позади осталась Николаевская сопка с каким-то башнями-вышками. Вообще, красноярские возвышенности с их историей и легендами заслуживают отдельного текста.

Красноярская «Столовая советского периода».Центр Красноярска покорил нас еще двумя особенностями. Ностальгией по советскому прошлому, выраженной в целом квартале кафе и столовых с социалистической символикой, и одновременно несвойственной для сибирского края раскрепощенностью большим количеством обнаженных скульптур. Иногда это переплеталось и сливалось друг с другом самым невероятным образом. Как вам, например, барельеф с изображением здоровой бабы с огромным молотом в руках, с каким-то совершенно диким выражением лица, распахнутым то ли от удивления, то ли от злости на врагов всего советского народа, ртом и с… вульгарно выпяченной обнаженной грудью. Эдакое советское порно…

Остальные скульптуры гораздо изящнее и тоньше: нагие, но при этом невинные-невинные Адам и Ева на фонтане, обворожительные в полупрозрачных одеждах Ангара, Бирюса, Манна, Базаиха, Кача, Тунгуска и Хатанга, загадочная и томная полностью обнаженная Европа за Коммунальным мостом, которая похоже только рада своему похищению.

Есть в Красноярске и другие интересные бронзовые изваяния: композиция «Дядя Яша и стажер» - бывалый слесарь, выглядывающий из люка и его молодой практикант, памятник «сибирскому Матиссу» - Андрею Поздееву под зонтиком, бронзовый фотограф.

Острова. Закат. Снова горы.

Вид с моста на берег Острова Отдыха.От фонтана «Реки Красноярья», что у оперного театра, мы все же двинулись к Коммунальному мосту. Побродив вокруг да около, не найдя подходов к нему, сели на автобус, проехали остановку и высадились прямо на острове Отдыха. Решили прогуляться здесь, отдохнуть, но… Странная тут атмосфера, если не сказать гнетущая. Пустынно, ни магазинов, ни кафе, ни клубов… Ну какой же здесь отдых? А вот какой: перед нами длинный забор с колючкой, какое-то хозяйственное строение с редко выходящими оттуда людьми с какими-то суровыми лицами, рядом с постройкой автобус с надписью «дети». Жутко, в общем, на острове Отдыха.

Набережная у реки Енисей.Зато, говорят, хорошо на острове Татышева, куда ведет Пешеходный мост. Вот там, действительно все для отдыха создано. Наши красноярские знакомые Саша и Денис рассказали, что летом здесь любят собираться велосипедисты, зимой - любители покататься на коньках и погонять шайбу. А еще в глубине этого острова прячется неофициальный нудистский пляж.

«Отдохнув» мы вернулись на нашу сторону и решили прогуляться по набережной. Енисей и, правда, красавец. Разлился так широко-широко. И эта быстрая, прозрачная вода… И эти горы, в которых тонет солнце… И черная сопка в лучах заката... И зубцы Такмака, прячущиеся за дымкой… Это просто великолепно!

И плевать, что набережная утопает в ручьях и лужах. Все равно, что под ногами ветер разносит обертки, окурки, пробки от бутылок. Непросто простить бесцеремонно торчащие неуместные высоченные стройки, но и они на этом фоне кажутся такими ничтожными…

Кому-то очень повезло жить в этих краях…